Первые подводные лодки (2 часть)

Первые подводные лодки (начало)

Из истории флота. Первым, кто удачно объединилсмелые замыслы предшествующих изобретателей и создал подводную лодку, более илименее пригодную для боевых действий, был американский инженер ирландскогопроисхождения Джон Голланд.

Он начал строить подводныелодки еще в середине 70-х годов прошлого столетия и создал восемь моделей,использовав все изобретения в этой области за сто предыдущих лет. Толькодевятая подводная лодка, построенная в 1899 году, принесла Голланду мировуюславу. На ней был установлен газолиновый мотор для надводного хода иэлектрический — для подводного. Прочный стальной корпус позволял лодкепогружаться на глубину до 30 метров. Она хорошо держалась на глубине благодаряудачному расположению вертикальных и горизонтальных рулей в корме. ФирмаГолланда стала получать заказы на постройку лодок от других морских держав.Англия первой воспользовалась великолепной возможностью обучиться подводномуплаванию и незамедлительно приобрела патент на постройку «голландок».

Голланд и России предлагалстроить свои лодки для ее флота, но морское ведомство решило обойтисьсобственными силами. «Берутся за это дело,— писал председатель Морскоготехнического комитета управляющему морским министерством,— старший помощник судостроителяБубнов; по механике — помощник старшего инженера-механика Горюнов; поэлектротехнике — лейтенант Михаил Беклемишев». Из этих трех специалистовМорской технический комитет образовал комиссию по проектированию и постройкеподобных судов, которой были переданы все материалы по иностранному подводномукораблестроению, предложения фирм и проекты отечественных изобретателей.

Работы Ивана ГригорьевичаБубнова легли в основу так называемого русского типа подводных лодок,отличавшегося рядом конструктивных особенностей и необычайно мощным торпеднымвооружением.

Комиссия спроектировала своюпервую лодку в рекордно короткий срок — 4 месяца, и 3 июля 1901 года былопринято решение о постройке «торпедного миноносца № 113», а спустя два годаначались испытания этого боевого корабля, который через год вошел в составрусского флота под названием «Дельфин».

При одинаковом с лодкамиГолланда водоизмещении и размерах «Дельфин» превосходил их по рядутактико-технических данных. Например, глубина погружения у «Дельфина» была 50метров, у лодок Голланда — 30 метров, мощность двигателя надводного хода«Дельфина» 300 лошадиных сил, а у Голланда — 160 лошадиных сил. Мощностьэлектродвигателя для подводного хода 120 лошадиных сил при 70 лошадиных силах уГолланда. Надводная скорость у «Дельфина» была 10 узлов, а у Голланда только8,5 узла. «Дельфин» имел два торпедных аппарата, а лодка Голланда — один.

Успешные испытания «Дельфина»доказали возможность строительства подводных лодок на отечественных заводах. Ив 1903 году морское министерство решило начать разработку проекта подводнойлодки увеличенного водоизмещения с более высокими, чем у «Дельфина»,мореходными качествами и более мощным торпедным вооружением.

«Касатка», первая подводнаялодка нового типа, была заказана Балтийскому заводу 15 января 1904 года, аровно через 24 дня грянула русско-японская война. Морское министерствопоспешило дать заказ заводу еще на пять лодок этого типа, а также купить изаказать лодки у иностранных судостроительных фирм Лэка, Голланда и Круппа.

Балтийский завод, форсируяработу по постройке подводных лодок, блестяще справился с заказом. Все шестьлодок в августе 1904 года были спущены на воду, а в канун 1905 года дважелезнодорожных состава доставили во Владивосток четыре подводные лодки.

К концу лета 1905 года воВладивосток было переброшено по железной дороге 13 подводных лодок.

По свидетельству Ризнича,известного впоследствии подводника, «во Владивостоке с тех пор, как в немпоявились плавающие подводные лодки, блокада была снята, и только изредка, и тоочень далеко от порта, появлялись миноносцы, которые действовали оченьосторожно и моментально исчезали, как только подводные лодки выходили изпорта».

Иными словами, японский флот,осведомленный о нахождении подводных лодок во Владивостоке, так и не рискнулблокировать дальневосточное побережье России.

К работе над «Миногой» Бубновприступил еще во время русско-японской войны. Не ставя перед собой целиспроектировать серийную лодку, он в конструкцию «Миноги» ввел несколькорадикальных новшеств.

Существенным недостаткомподводных лодок того времени была  установка  на  них опасных в  пожарном  отношении

«двигателей внутреннегосгорания взрывного типа». «Минога» стала первой в мире подводной лодкой сдизель-электрической установкой. Впервые в практике мирового кораблестроенияБубнов применил концевые сферические переборки. Запас плавучести у «Миноги» былпочти в три раза больше, чем у «Дельфина». Будучи дальнейшим развитиембубновского типа лодки, «Минога» в то же время была первой лодкой этогоконструктора не с решетчатыми, а с трубчатыми носовыми торпедными аппаратами ивыносным пулеметом на ходовом мостике. Оригинальным у «Миноги», как и у всехлодок русского типа, было расположение цистерн главного балласта в оконечностяхлегкого корпуса, что давало возможность значительно увеличить глубинупогружения.

Длина подводной лодкисоставляла 32,6 метра, ширина — 2,75 метра, а надводное водоизмещение — 123тонны.

Почти одновременно с «Миногой»Бубнов приступил к проектированию подводной лодки, способной совершать дальниепереходы и наносить удары противнику вблизи его берегов. О необходимостисоздания подобной лодки говорил печальный опыт русско-японской войны. «Акула»имела водоизмещение втрое большее, чем первая лодка Бубнова «Дельфин», а ее трехвальнаядизель-электрическая установка и большой запас плавучести позволяли ей плаватьв Балтике даже в штормовую погоду. Зачисленная в списки флота в 1907 году,«Акула» с ее 8 торпедными аппаратами вплоть до начала первой мировой войныоставалась самой мореходной и самой мощной по вооружению лодкой в мире.Правильно оценивая значение минного оружия, Бубнов еще в 1907 году предлагалприспособить «Акулу» для скрытой постановки мин заграждения. Но мысль оспециальном подводном минном заградителе принадлежала не Бубнову, ее долго иупорно разрабатывал другой русский изобретатель — М. П. Налетов. Эта мысльокончательно окрепла 15 мая 1904 года, когда на русских минах, поставленных уПорт-Артура, подорвались два японских эскадренных броненосца.

Разработанная Налетовым длязащиты порт-артурской гавани лодка не была достроена, и изобретатель былвынужден ее взорвать, чтобы она не досталась японцам. И лишь спустя десять лет,после долгих мытарств и волокиты, изобретателю удалось осуществить свой проект.8 июля 1915 года минный заградитель «Краб» вышел на свое первое боевое задание— минирование Босфорского пролива.

В окончательном вариантенадводное водоизмещение его равнялось 560, а подводное — 740 тоннам. Четыредвигателя внутреннего сгорания общей мощностью 1200 лошадиных сил обеспечивали ему11-узловую скорость хода в надводном положении. При движении под водой, когдагребные винты вращались двумя электромоторами, скорость «Краба» доходила до 7,5узла. Предельная дальность плавания с полным запасом топлива составляла около2500 миль.

«Краб», вооруженный 60минами, двумя носовыми торпедными аппаратами, 70-миллиметровой пушкой и двумяпулеметами, оказался ценным боевым кораблем и оправдал возлагавшиеся на негонадежды.

В 1911 году, разрабатывая такназываемую «малую» судостроительную программу, морское министерство опросилоофицеров-подводников, большинство из которых сочло наиболее удачной лодкой«Акулу».

Когда Главный морской штабизвестил Балтийский и Невский судостроительные заводы о своем намеренииразместить заказ на 25 лодок с надводным водоизмещением 600—650 тонн, Бубновпредставил проекты двух лодок — «Моржа» и «Барса», незначительно отличавшихсядруг от друга и являвшихся дальнейшим развитием «Акулы».

Подводные лодки типа «Барс»имели длину 68 метров, ширину — 4,5 метра, надводное водоизмещение — 650 иподводное— 780 тонн, надводную скорость— 18 и подводную — 8,5 узла. На нихвпервые в мировой практике предполагалось установить по два дизеля мощностью1320 лошадиных сил каждый и главного электродвигателя в 450 лошадиных сил.

Другой особенностью лодокконструкции Бубнова было необычайно мощное торпедное вооружение. В то время какна иностранных лодках устанавливалось до 4 трубчатых торпедных аппаратов, на«Барсах» число торпедных аппаратов составляло 12. Такое увеличение достигалосьза счет поворотных решетчатых аппаратов конструкции С. Джевецкого. Аппараты недавали демаскирующего воздушного пузыря при выстреле и не требовали довольносложной системы компенсации веса выстреленной торпеды. Но главной причинойприверженности русских моряков к решетчатым аппаратам была возможность залповойторпедной стрельбы. Кроме торпедного вооружения, на «Барсах» было по две пушкии по одному пулемету.

К началу первой мировой войныу противоборствующих сторон было 265 подводных лодок. Они, казалось, только иждали случая подтвердить делом слова одного из пионеров подводногокораблестроения середины прошлого столетия: «Морские колоссы с каждым днемприближаются к своему концу… и будущий век закончит начинающуюся смертельнуюборьбу между этими чудовищами и скромными подводными судами».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *